Preview

Кардиология

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Доступ платный или только для Подписчиков
Том 60, № 6 (2020)
Скачать выпуск PDF

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

4–14 1437
Аннотация

В статье обсуждаются актуальные вопросы лечения пациентов с COVID-19. Представлены современные данные о назначении статинов, антитромботических и антиаритмических препаратов. Подробно обсуждены особенности купирования нарушений ритма сердца у пациентов с коронавирусной инфекцией и межлекарственное взаимодействие антиаритмических и противовирусных препаратов. Представлены рекомендации по антитромботической терапии пациентов с COVID-19 на амбулаторном и госпитальном этапах лечения, а также после выписки больного из стационара. Обсуждены вопросы межлекарственного взаимодействия антитромботических и противовирусных препаратов.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

15-29 4926
Аннотация

Введение Коронавирусная пневмония протекает не только с тяжелым поражением легочной ткани, но и с аутоиммунным системным воспалением, стремительной активацией цитокинов и хемокинов, получивших название «цитокиновый шторм» и одновременно с высоким риском тромбозов и тромбоэмболий. Специфической терапии новой коронавирусной инфекции (COVID-19) не существует, поэтому необходим поиск эффективного и безопасного противовоспалительного лечения.
Материалы и методы Была исследована эффективность и безопасность пульс-терапии высокими дозами глюкокортикостероидов (ГКС) – метилпреднизолон 1000 мг 3 дня плюс дексаметазон 8 мг еще 3–5 дней – у 17 больных с тяжелым течением коронавирусной пневмонии в рамках ретроспективного сравнительного анализа (17 больных в группе контроля). Первичной конечной точкой исследования была суммарная динамика состояния больных по оригинальной шкале ШОКС-COVID, включающей, помимо оценки клинического статуса, динамику маркера воспаления С-реактивного белка (СРБ), маркера тромбообразования D-димера и степени поражения легких на компьютерной томографии (КТ). У больных имелись признаки поражения легких (53,2 % и 25,6 %), повышение СРБ в 27 и 19 раз и D-димера более, чем вдвое (до 1,41 мкг / мл и 1,15 мкг / мл) в группах активной терапии и контроля соответственно. Группа лечения ГКС исходно была более тяжелой.
Результаты Пульс-терапия ГКС оказалась эффективной и статистически значимо снизила число баллов по ШОКС-COVID. Медиана различий –5,00 баллов в сравнении с группой контроля (р=0.011). Значимо уменьшилась одышка, возросла сатурация кислорода и снизились баллы по шкале клинического состояния NEWS-2. В группе ГКС статистически значимо снизился уровень CРБ со 134 мг / дл до 41,8 мг / дл (р=0,009), но одновременно значимо повысился D-димер с 1,41 мкг / мл до 1,98 мкг / мл (р=0,044). В группе контроля изменения были недостоверными. Динамика поражения легких по КТ была лучше в группе лечения, но различия не достигли уровня статистической значимости (р=0,062). После применения ГКС возрос нейтрофилез (р=0,0001) и, при сохраняющейся лимфопении, индекс нейтрофилы / лимфоциты (Н / Л), являющийся маркером хронического воспаления, увеличился в 2,5 раза (р=0,006). Была выявлена корреляция между динамикой индекса Н / Л и D-димера в группе пульс-терапии ГКС, что подчеркивает связь хронического аутоиммунного воспаления и тромбообразования при COVID-19 (r =0,49, p=0,04). В группе контроля достоверных изменений не было. В итоге у 4 пациентов после пульс-терапии ГКС развились венозные тромбоэмболические осложнения (у 2 – тромбоэмболия легочной артерии), несмотря на сопутствующую терапию лечебными дозами антикоагулянтов. Восстановление в группе лечения гормонами происходило медленнее (медиана пребывания в стационаре 26 дней против 18 в группе контроля, р=0,001).
Заключение Пульс-терапия высокими дозами ГКС оказывает быстрый противовоспалительный эффект, однако одновременно повышает индекс Н / Л и уровень D-димера, что увеличивает риск венозного тромбоэмболизма.

30-40 219
Аннотация

Цель    Оценить тренд частоты применения бета-адреноблокаторов, а также частоты возможных поводов для их назначения: артериальная гипертония (АГ), фибрилляция предсердий (ФП), ишемическая болезнь сердца (ИБС), инфаркт миокарда (ИМ) среди участников рандомизированных клинических исследований (РКИ), включавших больных с хронической сердечной недостаточностью с сохраненной фракцией выброса (ХСНсФВ).

Материал и методы  Систематический поиск литературы проводили в базах данных PubMed и EMBASE. В исследование включали РКИ фармакологических методов лечения больных с ХСНсФВ, выполненные в период с 1993 по 2019 г. Исследования по оценке эффективности бета-адреноблокаторов или включавшие специфическую популяцию (ХСНсФВ+ИБС или ХСНсФВ+АГ и т. д.) исключали из анализа. Извлекали исходные характеристики пациентов, а также данные о частоте приема бета-адреноблокаторов, распространенности АГ, ФП, ИБС, ИМ. Оценку трендов распространенности сопутствующих заболеваний и доли пациентов, принимающих бета-адреноблокаторы, в соответствии с годами включения участников в исследования проводили при помощи теста Манна–Кендалла.

Результаты   Из 718 отобранных публикаций полностью критериям включения и исключения соответствовали 14 РКИ. Частота приема бета-адреноблокаторов в период с 1993 по 2019 г. статистически значимо увеличилась (tau=0,51; p=0,014) и достигала 80 % в последних исследованиях. При этом распространенность ИБС, ИМ, АГ и ФП среди участников РКИ с ХСНсФВ статистически значимо не изменилась (все p>0,05). Однако если для АГ и ФП можно обсуждать тенденцию к увеличению распространенности (tau=0,4; p=0,055 и tau=0,043; p=0,063 соответственно), которая становилась статистически значимой для ФП при исключении из анализа исследования ALDO-DHF (tau=0,5; p=0,042), то распространенность ИМ имела тенденцию к уменьшению (tau= –0,73; p=0,06).

Заключение     Частота применения бета-адреноблокаторов в популяции пациентов на момент включения в РКИ по ХСНсФВ за последние 20 лет статистически значимо увеличилась, тогда как частота формальных поводов к их назначению (ФП, АГ, ИМ, ИБС) статистически значимо не изменилась.

 

41–46 150
Аннотация

Цель Изучение клинико-анамнестические особенностей и тактики ведения пациентов с острым инфарктом миокарда (ИМ) в группах с различной эффективностью проведенных реанимационных мероприятий.
Материалы и методы Отбор пациентов осуществлялся с использованием эпидемиологической программы «Регистр острого инфаркта миокарда». Были изучены 219 случаев острого ИМ, зарегистрированных с 2007 по 2017 гг., потребовавших проведения реанимационного пособия. В зависимости от успешности реанимационных мероприятий сформированы две группы: группу 1 составили пациенты с острым ИМ, выжившие благодаря проведению сердечно-легочной реанимации (n=61), а группу 2 – пациенты с фатальными случаями после безуспешных попыток реанимации (n=158). Описание количественных данных осуществлялось в виде медианы и интерквартильного размаха – Ме (Q1; Q3); их сравнение в двух независимых выборках – с помощью критерия Манна-Уитни. Качественные значения представлены в абсолютных и относительных величинах (n (%)). Для определения статистической значимости различий номинальных признаков использовали анализ таблиц сопряженности (χ2 Пирсона, двусторонний точный тест Фишера). Критический уровень двусторонней значимости принимался равным 0,05.
Результаты Анализируемые группы исходно были представлены тяжелыми клиническими случаями. Гендерный и возрастной состав больных сравниваемых групп был сопоставим. Средний возраст пациентов 1 й группы составил 63,5±13,1 года, 2 й группы – 60,9±14,8 лет (р=0,2), женщины обеих групп были существенно старше мужчин. При анализе предшествующей медикаментозной терапии выявлена сопоставимая доля больных, получающих антигипертензивное и / или антиишемическое лечение, однако качественный состав терапии в группах существенно различался. Так, установлено, что выжившие пациенты чаще получали препараты жизненно важных групп, в отличие от умерших больных: β-адреноблокаторы (93 % и 13 %, р<0,001), дезагреганты (97 % и 13 %, р<0,001), статины (84 % и 5 %, р<0,001), ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (90 % и 8 %, р<0,001). Кроме этого, успешность реанимационных мероприятий была взаимосвязана с клинической картиной заболевания, так, при атипичном течении острого ИМ число летальных исходов было выше (89 % и 56,5 %, р<0,001), несмотря на проведение реанимационного пособия.
Заключение Пациенты, выжившие в результате проведения реанимационных мероприятий, чаще получали в анамнезе адекватную медикаментозную терапию ишемической болезни сердца и артериальной гипертонии β-адреноблокаторами, ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента, антиагрегантами, статинами. ИМ в данной группе характеризовался преимущественно типичной клинической картиной в виде затяжного ангинозного приступа. На сегодняшний день важным вопросом остается долгосрочный прогноз пациентов, выживших после успешной реанимации, что требует дополнительного изучения.

47–52 136
Аннотация

Цель Изучение антиангинального и пульсурежающего эффектов при переходе с терапии β-адрено­блокатором (БАБ) метопролола тартратом у больных, не достигших целевого диапазона частоты сердечных сокращений (ЧСС), на комбинацию метопролола тартрата с ивабрадином у больных стабильной стенокардией (СС).
Материалы и методы В исследование включено 54 пациента со стабильной стенокардией (СС) не выше III функционального класса (ФК), из них 35 (64,8 %) мужчин и 19 (35,2 %) женщин в возрасте 59 [48; 77] лет. До начала исследования, через 4 и 8 недель наблюдения у больных регистрировали электрокардиограмму (ЭКГ) и проводили суточное мониторирование ЭКГ (СМЭКГ). Длительность наблюдения составила 8 недель. Антиангинальный и пульсурежающий эффекты назначенной терапии оценивались клинически по снижению частоты приступов стенокардии и потребности пациентов в нитратах, по снижению ЧСС, а также по влиянию на показатели СМЭКГ, характеризующие ишемию миокарда. На первом этапе всем обследованным назначен метопролол тартрат (Эгилок®, «Эгис», Венгрия) в дозе 25 мг 2 раза в сутки. Больным, у которых через 4 недели лечения ЧСС в покое при осмотре оставалась выше 70 уд / мин, метопролол тартрат был заменен на фиксированную комбинацию ивабрадина / метопролола (Импликор®, «Сервье», Франция) в дозе 5 / 25 мг 2 раза в сутки. Таким образом, на основании достижения / недостижения целевых уровней ЧСС были сформированы две группы больных. Статистическую обработку результатов осуществляли с использованием пакета компьютерных программ STATISTICA 10,0.
Результаты Через 4 недели терапии метопрололом тартратом в дозе 25 мг 2 раза в сутки целевая ЧСС 70 уд / мин была достигнута у 18 (33,3 %) обследованных (1 я группа), не достигнута – у 36 (66,7 %) (2 я группа). С целью дальнейшей коррекции ЧСС у больных 2 й группы метопролол тартрат был заменен на ивабрадин / метопролол 5 / 25 мг 2 раза в сутки. Через 4 недели лечения ивабрадином / метопрололом у 31 (86,1 %) пациента была достигнута целевая ЧСС, медиана ЧСС в покое при осмотре составила 62 [56; 70] уд / мин. Количество приступов стенокардии уменьшилось с 6 [3; 8] до 2 [1; 3] в неделю (р<0,001). При СМЭКГ средняя дневная ЧСС снизилась с 81 [76; 96] до 66 [56; 76] уд / мин (р<0,001); средняя ночная ЧСС – с 69 [73; 80] до 52 [43; 60] уд / мин (р=0,012), ишемическая депрессия сегмента ST не регистрировалась.
Заключение У больных стабильной стенокардией при терапии метопрололом тартратом в дозе 25 мг 2 раза в сутки целевая ЧСС достигается лишь в 33,3 % случаев. Добавление ивабрадина к БАБ метопрололу тартрату, при сохранении той же дозы БАБ, позволяет достичь целевой ЧСС у 86,1 % пациентов и оказывает выраженный антиангинальный эффект.

53–57 123
Аннотация

Цель Оценить частоту развития артериальной гипертензии (АГ) в посттрансплантационном периоде и определить факторы риска развития данного осложнения.
Материалы и методы С января 2010 по декабрь 2017 г. было выполнено 96 трансплантаций сердца (ТС) (возраст 46,5±13,9 лет; 70 мужчин, 26 женщин). В течение первого месяца после ТС 8 реципиентов умерли, и они были исключены из данного анализа. В ретроспективную оценку результатов вошли 88 больных, срок наблюдения за которыми составил более 1 года.
Результаты В течение всего срока наблюдения после ТС (максимально – 92 месяца) АГ была выявлена у 75 из 88 (85%) реципиентов. Выявлены корреляции между развитием АГ после ТС и мужским полом (r=0,24; p=0,031), анамнезом курения до ТС (r=0,45; p<0,001), анамнезом ишемической болезни сердца (ИБС) (r=0,28; p=0,01), более старшим возрастом (r=0,35; p=0,001), более высоким индексом массы тела (r=0,37; p=0,0005), уровнем креатинина (r=0,37; p=0,001), уровнем холестерина липопротеидов низкой плотности (r=0,27; p=0,04). Взаимосвязи с другими факторами риска развития АГ выявлено не было. У большинства больных АГ была диагностирована в первые 2 года после ТС. В течение первого года она была у 60% (53 из 88) пациентов (возобновление 85% (n=29), дебют – 45% (n=24), p=0,0003), ко 2-му году – у 79% (46 из 58) пациентов (возобновление 53% (n=18), дебют – 53% (n=28), p=0,9). Все реципиенты получали адекватную антигипертензивную терапию. В монотерапии нуждалось 40–63% больных в разные сроки наблюдения, в двойной терапии – от 29 до 45%, а прием трех и более препаратов был необходим 5–15% пациентов. В течение всех 5 лет наблюдения преобладало применение ингибиторов ангиотезин­превращающего фермента (иАПФ) или антагонистов рецепторов ангиотензина II (АРА) – у 70-87% пациентов и блокаторов медленных кальциевых каналов (БМКК) – у 48-53%. Наличие АГ после ТС было ассоциировано с развитием всех сердечно-сосудистых событий (ССС; r=0,31; p=0,012), в то время как стойкая АГ, требующая комбинированной антигипертензивной терапии - с высокой смертностью (r=0,61; p=0,015).
Заключение Развитие АГ является частым осложнением после ТС (85%) и у большинства пациентов дебютирует в первые два года. АГ чаще развивалась у реципиентов мужского пола, имеющих в анамнезе ИБС, гипертоническую болезнь и курение. Около половины больных нуждались только в однокомпонентной антигипертензивной терапии. После ТС преобладало назначение терапии иАПФ или АРА и БМКК (70-87% и 48-53% соответственно в зависимости от давности ТС). Стойкая АГ, требующая применения двух и более компонентов антигипертензивной терапии, была ассоциирована с развитием всех ССС и более высокой смертностью в отдаленные сроки.

58–62 167
Аннотация

Цель    Оценка влияния бромокриптина на клинико-гемодинамические и функциональные показатели с анализом прогноза жизни у больных с перипартальной кардиомиопатией.

Материал и методы  В исследование включены 43 больных с перипартальной кардиомиопатией, разделенных на 2 группы: 1‑я – лечение бромокриптином (n=21) и 2‑я – стандартная терапия без бромокриптина (n=22). Проводили сбор анамнеза, осмотр, общепринятое клиническое обследование, в том числе с использованием шкалы оценки клинического состояния (ШОКС в модификации Мареева В. Ю., 2000), теста с 6‑минутной ходьбой (ТШХ). Качество жизни определяли по Миннесотскому опроснику. Проводился анализ стандартной электрокардиограммы в 12 отведениях, эхокардиография, биохимические анализы, включая уровень С-реактивного белка (СРБ) и пролактина. Длительность наблюдения составила 1 год.

Результаты   Отмечены статистически значимые снижение частоты сердечных сокращений в 1‑й группе (на 22,7 %) по сравнению со 2‑й группой (на 18 %), увеличение расстояния, пройденного при ТШХ (на 61 и 50 % соответственно), уменьшение суммарной оценки по ШОКС (на 66 и 55 % соответственно), улучшение качества жизни по Миннесотскому опроснику (с 68,4±12,4 до 26,4±12,4 балла и с 63,4±10,9 до 36,4±15,1 балла соответственно). Наблюдалось также уменьшение конечного диастолического размера левого желудочка (ЛЖ) с 66,82±7,07 до 60,67±3,79 мм (на 9,2 %) в 1‑й группе, с 61,92±4,41 до 58,91±4,68 мм (на 5 %) во 2‑й группе, сопровождавшееся повышением фракции выброса ЛЖ на 18,3 и 14,5 % соответственно. Выявлено снижение содержания СРБ в обеих группах: с 8,3±4,1 до 4,3±1,2 мг / л и с 8,5±3,5 до 6,3±1,5 мг / л соответственно. Применение бромокриптина сопровождалось статистически значимым снижением уровня пролактина (на 62 %). Наблюдалось полное восстановление функции ЛЖ в 1‑й группе в 66,6 %, во 2‑й группе – в 27 % случаев.

Заключение     Применение бромокриптина у пациентов с перипартальной кардиомиопатией в сочетании с оптимальной медикаментозной терапией сопровождается дополнительным позитивным влиянием на показатели клинико-функционального статуса, внутрисердечной гемодинамики, уровня СРБ в крови, а также возможности полного восстановления функции ЛЖ.

 

63–68 214
Аннотация

Цель Оценка влияния эмпаглифлозина на показатели гликемии и фильтрационную функцию почек у пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца (ИБС) в сочетании с сахарным диабетом (СД) 2 типа, подвергнутых чрескожному коронарному вмешательству (ЧКВ).
Материалы и методы В исследование включены 40 пациентов со стабильной ИБС и СД 2 типа (возраст: 63 (58; 65) года, длительность анамнеза СД 2 типа: 7 (4; 15) лет), которые имели показания для выполнения планового ЧКВ. Исходно уровень гликированного гемоглобина среди пациентов общей выборки составил 7,2 (6,5; 8,3) %, у 48,7 % пациентов не были достигнуты целевые показатели гликемии. У 10,3 % пациентов выявлено снижение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) менее 60 мл / мин / 1,73 м2. Методом простой рандомизации с помощью последовательно присвоенных номеров все испытуемые распределены на 2 группы. Первую группу составили 20 пациентов, которым назначали эмпаглифлозин 10 мг / сут. в дополнение к ранее принимаемой сахароснижающей терапии независимо от исходного уровня гликемического контроля. Пациенты группы сравнения (n=20) продолжали принимать ранее назначенную эндокринологом сахароснижающую терапию. Длительность наблюдения составила 6 месяцев. Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью программы Statistica 10.0.
Результаты Терапия эмпаглифлозином привела к улучшению гликемического контроля, в группе сравнения статистически значимого изменения параметров гликемического контроля не произошло. В обеих группах произошло статистически значимое снижение СКФ за период наблюдения: медиана снижения СКФ составила – 6,0 (–16,0; 4,0) и –8,4 ( –26,5; 2,5) мл / мин / 1,73 м2 в основной и группе сравнения соответственно (p = 0,646). Значимой динамики суточной протеинурии у пациентов, принимающих эмпаглифлозин, не зарегистрировано. В группе контроля произошло статистически значимое прогрессирование суточной экскреции белка с мочой (p=0,011) за время наблюдения.
Заключение У пациентов с СД 2 типа, стабильной ИБС, подвергнутых ЧКВ, добавление эмпаглифлозина 10 мг в сутки к принимаемой сахароснижающей терапии ассоциировалось со значимым улучшением контроля гликемии. Снижение СКФ на фоне применения эмпаглифлозина статистически значимо не отличалось от аналогичного показателя группы пациентов, получающих другую сахароснижающую терапию.

69–75 153
Аннотация

Цель    Изучение отдаленных результатов и выявление предикторов смерти у пациентов с острым инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST (ОИМпST), подвергшихся эндоваскулярной реваскуляризации.

Материал и методы  В исследование были включены 283 пациента, вошедших в госпитальный регистр чрескожных коронарных вмешательств (ЧКВ) при ОИМпST в период с 2006 по 2009 г. При анализе 10‑летних результатов оценивали общую смертность и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, частоту повторного инфаркта миокарда (ИМ), повторной реваскуляризации, инсультов, рестенозов и тромбозов стентов. Кроме того, оценивали комбинированную конечную точку МАССЕ (Major Adverse Cardiovascular and Cerebrovascular Events), которая включает смерть, рецидив ИМ, повторное ЧКВ, рестеноз и тромбоз стента, коронарное шунтирование, инсульт.

Результаты   Информация о состоянии здоровья была получена у 204 (72,1 %) пациентов. Средний период наблюдения составил 120,1±9,5 мес. Смертность от всех причин составила 25,5 %, при этом смерть от сердечно-сосудистых причин определялась в 19,1 % случаев. Повторный ИМ развился у 21,6 % больных, при этом в 1,5 % случаев – вследствие тромбоза имплантированных ранее стентов. Повторные ЧКВ были выполнены у 31,9 % пациентов, в 13,7 % случаев по поводу рестеноза в стенте. Коронарное шунтирование было выполнено у 5,4 % больных. Частота развития инсульта составила 10,3 %. Основные сердечно-сосудистые и сосудисто-мозговые осложнения (МАССЕ) за период наблюдения определялись у 60,3 % пациентов. По данным регрессионной модели пропорциональных рисков Кокса, возраст ≥65 лет (отношение рисков – ОР 3,75 при 95 % доверительном интервале – ДИ от 1,75 до 8,03; р=0,001) и неполная реваскуляризация коронарного русла (ОР 3,09 при 95 % ДИ от 1,52 до 6,30; р=0,002) явились независимыми предикторами смерти по данным 10‑летнего наблюдения.

Заключение     Таким образом, через 10 лет после эндоваскулярной реваскуляризации у пациентов с ОИМпST определялись умеренные показатели смертности при высокой частоте развития основных сердечно-сосудистых и сосудисто-мозговых осложнений (МАССЕ). При этом ведущими причинами летальных исходов были повторные сердечно-сосудистые осложнения. Основными предикторами смерти в предстоящий 10‑летний период являлись возраст ≥65 лет и неполная реваскуляризация миокарда.

76–83 109
Аннотация

Цель    Оценка доли инфаркта миокарда (ИМ) 2‑го типа в структуре летальности многопрофильного стационара; описание основных причин развития, профиля госпитализации, характеристик пациентов с верифицированным по данным аутопсии ИМ 2‑го типа.

Материал и методы  Методом сплошной выборки ретроспективно были изучены 1574 протокола аутопсий, произведенных в Центральном патологоанатомическом отделении СЗГМУ им. И. И. Мечникова с 01.01.10 по 31.12.16. Из общего числа пациентов, подвергнутых аутопсии, выделена группа с верифицированным посмертно ИМ 2‑го типа. Изучены основные причины развития ИМ 2‑го типа и его доля среди причин летальности. В исследуемой группе больных с фатальным ИМ 2‑го типа также были оценены основные демографические показатели, профиль госпитализации, состояние коронарных артерий (КА) в сравнении с пациентами, умершими от атеротромботического ИМ 1‑го типа.

Результаты   Анализ 1574 случаев летальных исходов среди пациентов многопрофильного стационара показал, что в 360 случаях (22,87 %) причиной смерти явился ИМ, причем 137 случаев были представлены фатальным ИМ 2‑го типа. Среди пациентов с верифицированным посмертно ИМ 2‑го типа соотношение мужчин и женщин было сопоставимо. Анализ возрастной структуры показал наибольшую частоту развития ИМ 2‑го типа в пожилом (48,2 %) и старческом (34,3 %) возрасте. Средний возраст пациентов с ИМ 2‑го типа составил 71,7 года (68,2 года среди мужчин и 75,3 года среди женщин), что было сопоставимо со средним возрастом пациентов с фатальным ИМ 1‑го типа. В обеих группах мужчины с фатальным ИМ были достоверно моложе женщин. Анализ причин развития ИМ 2‑го типа продемонстрировал лидирующее место тахисистолических нарушений ритма сердца – 59,12 % случаев, а также тяжелой гипоксии различной этиологии – 35,04 %. Анализ характера поражения КА показал, что значимое поражение отсутствовало достоверно чаще при ИМ 2‑го типа – 32,85 %, в то время как при ИМ 1‑го типа доля пациентов с неизмененными КА составила 1,84 %. В группе пациентов с фатальным ИМ 1‑го типа у 67,29 % имелись многососудистые поражения, а у каждого второго из них было выявлено окклюзирующее поражение. В группе пациентов с ИМ 2‑го типа многососудистое поражение отмечалось в 2 раза реже – в 31,38 % случаев, и лишь у 4,38 % пациентов имелась полная окклюзия одного из коронарных сосудов. При сравнении летальности по различным отделениям многопрофильного стационара оказалось, что лишь 29,2 % пациентов с ИМ 2‑го типа изначально получали лечение в профильном кардиологическом отделении; 45,3 % больных были госпитализированы в отделения терапевтического профиля по поводу различной патологии, зачастую не связанной с ишемической болезнью сердца. При этом 25,5 % пациентов с развившимся в последующем ИМ 2‑го типа и вовсе первоначально получали плановую или экстренную медицинскую помощь по поводу ведущей хирургической патологии.

Заключение     Заболевания сердечно-сосудистой системы занимают лидирующее место среди причин летальности в многопрофильном стационаре. По данным проведенного исследования, почти каждый четвертый пациент умирает в результате развития ИМ, причем более трети случаев фатальных ИМ приходятся на долю ИМ 2‑го типа. Среди основных причин развития ИМ 2‑го типа необходимо отметить тахисистолические нарушения ритма – 59,12 % и выраженную гипоксию на фоне анемий и тяжелой дыхательной недостаточности – 35,04 % случаев. Гендерная и возрастная характеристика пациентов с ИМ 2‑го типа была сопоставима с аналогичной характеристикой пациентов с фатальным ИМ 1‑го типа. При этом 25,5 % случаев фатальных ИМ 2‑го типа приходятся на пациентов хирургического профиля.

 

84–91 98
Аннотация

Цель    Изучить возможные взаимосвязи показателей эхокардиографии (ЭхоКГ) с маркерами фиброза миокарда – C-концевым пропептидом проколлагена I (PICP) и N-концевым пропептидом проколлагена III (PIIINP) в течение 1 года после перенесенного инфаркта миокарда с подъемом сегмента ST (ИМпST).

Материал и методы  Обследованы 120 больных ИМпST. С помощью ЭхоКГ оценивались размеры и объемы камер сердца, систолическая функция левого желудочка (ЛЖ), среднее давление в легочной артерии (ДЛАср) и показатели диастолической функции ЛЖ (Em – ранняя диастолическая скорость движения латеральной части фиброзного кольца митрального клапана – МК, e’ – максимальная скорость движения перегородочной части фиброзного кольца МК в раннюю диастолу, E / e’ – отношение максимальных скоростей раннего наполнения трансмитрального кровотока и движения фиброзного кольца МК в раннюю диастолу, Е / А – отношение максимальных скоростей раннего и позднего наполнения трансмитрального кровотока, DT – время замедления кровотока раннего диастолического наполнения ЛЖ). Определение показателей ЭхоКГ и концентрации PICP и PIIINP в сыворотке венозной крови проводили на 1‑е (I точка), 12‑е (II точка) сутки заболевания и через 1 год после ИМпST (III точка). Выборка разделена на 2 группы: 1‑я группа (n=86; 71,7 %) – больные с фракцией выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) ≥50 %; 2‑я группа (n=34; 28,3 %) – больные с ФВ ЛЖ ≤49 %.

Результаты   Через 1 год отмечено увеличение числа пациентов с признаками диастолической дисфункции в 1‑й группе на 10 % и усугубление систолической дисфункции миокарда в обеих группах. В 1‑й группе ФВ ЛЖ снизилась у 15 (17,4 %) пациентов, во 2‑й – у 4 (11,8 %). Корреляционный анализ продемонстрировал наличие связи между концентрацией PIIINP и Em, E / e’, ДЛАср, PICP и e’, а также ФВ ЛЖ.

Заключение     В группе пациентов с ФВ ЛЖ ≥50 % выявлена прямая корреляция между концентрацией PIIINP и Em, E / e’, ДЛАср. В группе пациентов с ФВ ЛЖ <50 % выявлены связи между уровнем PICP, ФВ ЛЖ и e’. В этой же группе выявлено статистически более значимое повышение концентрации PIIINP. Полученные данные свидетельствуют о продолжающемся формировании фиброза миокарда через 1 год после ИМ, что может служить основой прогрессирования хронической сердечной недостаточности.

92–95 179
Аннотация

Цель    Оценка геморрагической безопасности тикагрелора по сравнению с клопидогрелом у больных с острым коронарным синдромом с подъемом сегмента ST (ОКСпST) после тромболитической терапии (ТЛТ).

Материал и методы  Проведено нерандомизированное исследование с участием 183 пациентов со сроком наблюдения 30 дней. Выполнено сравнение результатов по параметрам геморрагической безопасности между группой пациентов (n=71) с ОКСпST, получивших тромболизис препаратом алтеплаза и раннее назначение тикагрелора (180 мг с дальнейшим переходом на прием 90 мг 2 раза в сутки ежедневно), с группой пациентов (n=112) с ОКСпST, получивших ТЛТ препаратом алтеплаза и назначение клопидогрела (нагрузочная доза 600 мг с дальнейшим переходом на прием 75 мг ежедневно). Первичной конечной точкой были кровотечения, ассоциированные с ТЛТ, пациентов наблюдали в течение 30 дней.

Результаты   За период наблюдения ассоциированные с ТЛТ кровотечения отмечены в группе тикагрелора у 11,3 % больных, в группе клопидогрела – у 10,7 % (p=0,9; отношение шансов 1,06 при 95 % доверительном интервале от 0,41 до 2,73). В обеих группах отсутствовали внутричерепные кровоизлияния и кровотечения, приведшие к смертельному исходу.

Заключение     Отсутствуют достоверные различия по критериям геморрагической безопасности между группами пациентов с ОКСпST после ТЛТ алтеплазой и ранним назначением тикагрелора или клопидогрела.

96–101 274
Аннотация

Цель Целью данной работы является изучение возможности использования машинного обучения для прогнозирования течения легочной гипертонии (ЛГ), как прекапиллярной так и посткапиллярной форм.
Методы В исследование были включены двести семьдесят пять пациентов с ЛГ, которым была выполнена эхокардиография и катетеризация правых отделов сердца. Среднее давление в легочной артерии, давление заклинивания легочной артерии, измеренное при катетеризации правого сердца, использовались в качестве критериев для оценки прекапиллярной и посткапиллярной ЛГ. Тринадцать эхокардиографических показателей были использованы для прогнозирования прекапиллярной или посткапиллярной ЛГ. Девять моделей машинного обучения были использованы для прогнозирования. Точность (ACC) использовалась в качестве основного эталонного стандарта, эффективность модели также оценивалась при помощи следующих показателей: площадь под кривой (AUC), специфичность (Sp), чувствительность (Se), положительное предсказательное значение (PPV), отрицательное предсказательное значение (NPV), отношение правдоподобия положительного результата (PLR) и отношение правдоподобия отрицательного результата (NLR) и другие протоколы оценки.
Результаты Сравнивая ACC, полноту (Recall) и другие метрики оценки качества модели для классификации по девяти моделям машинного обучения, удалось обнаружить, что модель машинного обучения может эффективно идентифицировать прекапиллярную ЛГ и посткапиллярную ЛГ. LogitBoost показал лучшие результаты в девяти моделях машинного обучения (ACC = 0,87, Recall = 0,83, F1score = 0,85, AUC = 0,87, Se = 0,90, NPV = 0,88, PPV = 0,87, PLR = 8,61 и NLR = 0,18, AUC = 0,83), он показал хорошие результаты при определении прекапиллярной ЛГ (ACC = 0,83, частота повторного вызова = 0,87, F-оценка = 0,85); посткапиллярной ЛГ (ACC = 0,90, Recall = 0,88, F-мера = 0,89). Дерево решений (ACC = 0,75, Recall = 0,77, F1 мера = 0,78, AUC = 0,75, Se = 0,72, NPV = 0,78, PPV = 0,77, PLR = 3,66 и NLR = 0,29, AUC = 0,79) показали худшие результаты, а точность остальных семи моделей была больше 0,82.
Заключение Результаты классификации девяти моделей машинного обучения в данной работе показывают, что метод машинного обучения может эффективно идентифицировать прекапиллярную и посткапиллярную формы ЛГ. По сравнению с медицинским диагнозом, методы машинного обучения могут различать прекапиллярную и посткапиллярную формы ЛГ в неинвазивных условиях по данным эхокардиографии.

102–106 226
Аннотация

Введение Нарушение сна и ухудшение показателей дыхательной эффективности считаются двумя наиболее серьезными осложнениями, нарушающими качество жизни пациентов с сердечной недостаточностью (СН). Исследования, посвященные влиянию аэробных упражнений низкой интенсивности на лечение нарушений сна и неэффективности дыхания у пожилых пациентов с СН, ограничены.
Цель Целью настоящего пилотного исследования было проверить влияние аэробных упражнений низкой интенсивности на качество сна и дыхательную эффективность у пожилых пациентов с СН.
Материалы и методы Пилотное исследование проводилось в физиотерапевтической поликлинике при Каирской Университетской областной больнице. Участники: восемь пожилых пациентов с СН (6 мужчин, 2 женщины) со средним возрастом 69,4 ± 4,2 года. Вмешательство: пациенты были включены в программу упражнений низкой интенсивности (от 40 до 50% от максимальной частоты сердечных сокращений в течение 30-40 минут), пять занятий в неделю в течение четырех недель. Интенсивность упражнений контролировалась во время сеансов с использованием частоты сердечных сокращений. Обследования: качество сна оценивалось до и после четырехнедельной программы упражнений с использованием Питтсбургского опросника для определения индекса качества сна (PSQI), а эффективность дыхания – с помощью кардиопульмонального нагрузочного тестирования (КПНТ).
Результаты Пациенты с СН (ФК II-III), средний возраст 69,4 ± 4,2 года, средний индекс массы тела 23,7 ± 2,7 кг/м2, фракция выброса 32,7 ± 4,5%, пиковое VO2 16,27 ± 4,2 мл/кг/мин, VE / VCO2 30,81 ± 12,7. Среднее значение общего показателя PSQI варьировалось от 8,2 до 11,4 со средним значением 9,7 ± 3,4, что указывает на то, что у участников были серьезные нарушения сна. После окончания программы тренировок пациенты сообщали о значительном улучшении всех компонентов PSQI по сравнению с исходной оценкой (р<0,05). Пиковое VO2 значительно увеличилось с 16,27 ± 4,2 до вмешательства до 20,03 ± 2,6 мл/кг/мин после вмешательства (p=0,049), тогда как VE / VCO2 незначимо снизилось (p=0,594). что свидетельствует об улучшении вентиляционной эффективности и общей кардиореспираторной подготовленности.
Заключение Кратковременные аэробные упражнения низкой интенсивности (4 недели) могут улучшить качество сна и вентиляционную эффективность у пожилых пациентов с СН. Результаты исследования дают основания более активно рекомендовать пациентам аэробные тренировки низкой эффективности в качестве эффективного метода улучшения качества сна и улучшения показателей дыхательной эффективности.

ОБЗОР

107–112 155
Аннотация

В настоящее время в патогенезе сердечной недостаточности большое внимание уделяется нейрогуморальным изменениям. В результате активации нейрогуморальных факторов запускаются процессы, приводящие к изменению состава внеклеточного матрикса и, соответственно, к формированию фиброза миокарда. В данной статье рассматривается ряд факторов, непосредственно участвующих в процессах развития фиброза миокарда.

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ

13–118 133
Аннотация
В статье приводится описание пациентки с диагностированной в молодом возрасте высокой артериальной гипертензией. Врожденная гипоплазия брюшной аорты и соответствие критериям артериита Такаясу были диагностированы через 10 лет после клинической манифестации.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

119–132 225
Аннотация

Завершившиеся рандомизированные клинические исследования не обладали достаточной статистической мощностью для демонстрации отчетливой эффективности липидснижающей терапии в целях первичной профилактики у пациентов 75 лет и старше, не оценивали влияние липидснижающей терапии на развитие и течение ключевых гериатрических синдромов. Возрастные изменения скелетной мускулатуры, когнитивное снижение, старческая астения, коморбидность, полипрагмазия, потенциальные изменения фармакокинетики и фармакодинамики лекарственных средств, снижение функции почек могут неблагоприятно влиять на отношение пользы и вреда статинов у пациентов старшего возраста. Принципиальные вопросы для проведения липидснижающей терапии с целью первичной профилактики у пациентов 75 лет и старше: 1. Сохраняется ли связь между повышением уровня холестерина (ХС) липопротеидов низкой плотности (ЛНП) и смертностью; 2. Сохраняется ли польза снижения уровня ХС ЛНП; 3. Безопасна ли липидснижающая терапия; 4. Какие шкалы для стратификации риска и определения показаний к липидснижающей терапии должны использоваться?



ISSN 0022-9040 (Print)
ISSN 2412-5660 (Online)