Preview

Кардиология

Расширенный поиск

Сердечная недостаточность с сохраненной фракцией выброса левого желудочка у пациентов с синдромом обструктивного апноэ во сне: прогностическая ценность биомаркеров

https://doi.org/10.18087/cardio.2021.11.n1615

Полный текст:

Аннотация

Цель    Изучить роль растворимого ST2 (sST2), N-концевого предшественника мозгового натрийуретического пептида (NT-proBNP) и С-реактивного белка (СРБ) у пациентов с хронической сердечной недостаточностью с сохраненной фракцией выброса левого желудочка (ХСН с ФВЛЖ) и синдромом обструктивного апноэ во сне (СОАС) в стратификации риска развития сердечно-сосудистых осложнений (ССО) в течение 12 мес проспективного наблюдения.

Материал и методы  В исследование был включен 71 мужчина с СОАС с индексом апноэ / гипопноэ (ИАГ) >15 в час, абдоминальным ожирением и артериальной гипертензией. Всем пациентам исходно и через 12 мес наблюдения выполнены полисомнографическое исследование, эхокардиография по стандартному протоколу с дополнительной оценкой фракционного изменения площади и индекса работы миокарда правого желудочка. Уровни sST2 , NT-proBNP и СРБ определяли исходно методом твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) в сыворотке крови.

Результаты   По данным ROC-анализа установлено, что точкой отсечения, характеризующей развитие ССО, является концентрация sST2 ≥29,67 нг / л (площадь под кривой – AUC 0,773, чувствительность 65,71 %, специфичность 86,11 %; p<0,0001), в то время как уровни NT-proBNP (AUC 0,619; p=0,081) и СРБ (AUC 0,511; р=0,869) не являлись прогностическими маркерами в отношении риска развития ССО. Согласно данным ROC-анализа, все больные были разделены на 2 группы в зависимости от точки отсечения sST2: в 1‑ю группу вошли 29 больных с уровнем ST2 ≥29,67 нг / л, во 2‑ю – 42 пациента с уровнем ST2 <29,67 нг / л. По результатам анализа Каплана–Мейера установлено, что частота развития ССО в 1‑й группе была выше, чем во 2‑й, составив 79,3 и 28,6 % соответственно (p<0,001). По данным регрессионного анализа установлено, что добавление значений ИАГ и индекса массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ) в модель к sST2 увеличивало прогностическую значимость анализа.

Заключение     Установлено, что определение концентрации sST2 может использоваться в качестве неинвазивного маркера для оценки риска развития ССО в течение 12 мес наблюдения у больных с ХСН с ФВЛЖ и СОАС. Добавление значений ИАГ и ИММЛЖ в модель увеличивает прогностическую значимость анализа.

 

лиза.

Об авторах

Е. В. Гракова
ФГБНУ "НИИ кардиологии" Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск
Россия

доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник отделения патологии миокарда НИИ кардиологии Томского НИМЦ

 

 

 

 



А. В. Яковлев
ФГБОУ ВО "Новосибирскмй государственный медицинский университет" Минздрава России, Новосибирск
Россия

кандидат медицинских наук, доцент кафедры терапии, гематологии и трансфузиологии (ФПК и ППВ) ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России



С. Н. Шилов
ФГБОУ ВО "Новосибирскмй государственный медицинский университет" Минздрава России, Новосибирск
Россия

доктор медицинских наук, доцент кафедры патологической физиологии и клинической патофизиологии 



Е. Н. Березикова
ФГБОУ ВО "Новосибирскмй государственный медицинский университет" Минздрава России, Новосибирск
Россия

доктор медицинских наук, доцент кафедры поликлинической терапии и общей врачебной практики ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России



К. В. Копьева
ФГБНУ "НИИ кардиологии" Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск
Россия

кандидат медицинских наук, научный сотрудник отделения патологии миокарда НИИ кардиологии ТНИМЦ



Н. Ф. Яковлева
ФГБОУ ВО "Новосибирскмй государственный медицинский университет" Минздрава России, Новосибирск
Россия

кандидат медицинских наук, ассистент поликлинической терапии и общей врачебной практики ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России



О. Н. Огуркова
ФГБНУ "НИИ кардиологии" Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск
Россия

кандидат медицинских наук, научный сотрудник отделения клинической лабораторной диагностики НИИ кардиологии ТНИМЦ



А. Т. Тепляков
ФГБНУ "НИИ кардиологии" Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск
Россия

доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник НИИ кардиологии ТНИМЦ 

 

 



Список литературы

1. van Deursen VM, Urso R, Laroche C, Damman K, Dahlström U, Tavazzi L et al. Co-morbidities in patients with heart failure: an analysis of the European Heart Failure Pilot Survey. European Journal of Heart Failure. 2014;16(1):103–11. DOI: 10.1002/ejhf.30

2. Fietze I, Laharnar N, Obst A, Ewert R, Felix SB, Garcia C et al. Prevalence and association analysis of obstructive sleep apnea with gender and age differences - Results of SHIP-Trend. Journal of Sleep Research. 2019;28(5):e12770. DOI: 10.1111/jsr.12770

3. Butt M, Dwivedi G, Khair O, Lip GYH. Obstructive sleep apnea and cardiovascular disease. International Journal of Cardiology. 2010;139(1):7–16. DOI: 10.1016/j.ijcard.2009.05.021

4. Тюрин В.П., Савчук О.В., Проскурнова В.В., Добриков Е.А., Кулагина А.М. Синдром обструктивного апноэ сна, как независимый предиктор сердечно-сосудистой смертности. Вестник НМХЦ им. Н.И. Пирогова. 2020;15(2):126-8. DOI: 10.25881/BPNMSC.2020.95.30.022

5. Евлампиева Л.Г., Ярославская Е.И., Харац В.Е. Взаимосвязь синдрома обструктивного апноэ сна и факторов сердечно-сосудистого риска. Сибирский журнал клинической и экспериментальной медицины. 2021;36(1):58-65. DOI: 10.29001/2073-8552-2021-36-1-58-65

6. Mentz RJ, Fiuzat M. Sleep-Disordered Breathing in Patients with Heart Failure. Heart Failure Clinics. 2014;10(2):243–50. DOI: 10.1016/j.hfc.2013.10.001

7. Kasai T, Bradley TD. Obstructive Sleep Apnea and Heart Failure. Journal of the American College of Cardiology. 2011;57(2):119–27. DOI: 10.1016/j.jacc.2010.08.627

8. Kheirandish-Gozal L, Gozal D. Obstructive Sleep Apnea and Inflammation: Proof of Concept Based on Two Illustrative Cytokines. International Journal of Molecular Sciences. 2019;20(3):459. DOI: 10.3390/ijms20030459

9. Sozer V, Kutnu M, Atahan E, Calıskaner Ozturk B, Hysi E, Cabuk C et al. Changes in inflammatory mediators as a result of intermittent hypoxia in obstructive sleep apnea syndrome. The Clinical Respiratory Journal. 2018;12(4):1615–22. DOI: 10.1111/crj.12718

10. Bayés-Genis A, González A, Lupón J. ST2 in Heart Failure: The Lungs Claim Their Contribution. Circulation: Heart Failure. 2018;11(12):e005582. DOI: 10.1161/CIRCHEARTFAILURE.118.005582

11. Najjar E, Faxén UL, Hage C, Donal E, Daubert J-C, Linde C et al. ST2 in heart failure with preserved and reduced ejection fraction. Scandinavian Cardiovascular Journal. 2019;53(1):21–7. DOI: 10.1080/14017431.2019.1583363

12. Dalal JJ, Digrajkar A, Das B, Bansal M, Toomu A, Maisel AS. ST2 elevation in heart failure, predictive of a high early mortality. Indian Heart Journal. 2018;70(6):822–7. DOI: 10.1016/j.ihj.2018.08.019

13. Richards AM. ST2 and Prognosis in Chronic Heart Failure. Journal of the American College of Cardiology. 2018;72(19):2321–3. DOI: 10.1016/j.jacc.2018.08.2164

14. Aimo A, Vergaro G, Passino C, Ripoli A, Ky B, Miller WL et al. Prognostic Value of Soluble Suppression of Tumorigenicity-2 in Chronic Heart Failure. JACC: Heart Failure. 2017;5(4):280–6. DOI: 10.1016/j.jchf.2016.09.010

15. Yancy CW, Jessup M, Bozkurt B, Butler J, Casey DE, Drazner MH et al. 2013 ACCF/AHA guideline for the management of heart failure: a report of the American College of Cardiology Foundation/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. Journal of the American College of Cardiology. 2013;62(16):e147-239. DOI: 10.1016/j.jacc.2013.05.019

16. McCarthy CP, Januzzi JL. Soluble ST2 in Heart Failure. Heart Failure Clinics. 2018;14(1):41–8. DOI: 10.1016/j.hfc.2017.08.005

17. Zile MR, Jhund PS, Baicu CF, Claggett BL, Pieske B, Voors AA et al. Plasma Biomarkers Reflecting Profibrotic Processes in Heart Failure With a Preserved Ejection Fraction: Data From the Prospective Comparison of ARNI With ARB on Management of Heart Failure With Preserved Ejection Fraction Study. Circulation: Heart Failure. 2016;9(1):e002551. DOI: 10.1161/CIRCHEARTFAILURE.115.002551

18. Ky B, French B, McCloskey K, Rame JE, McIntosh E, Shahi P et al. High-Sensitivity ST2 for Prediction of Adverse Outcomes in Chronic Heart Failure. Circulation: Heart Failure. 2011;4(2):180–7. DOI: 10.1161/CIRCHEARTFAILURE.110.958223

19. Gabryelska A, Kuna P, Antczak A, Białasiewicz P, Panek M. IL-33 Mediated Inflammation in Chronic Respiratory Diseases – Understanding the Role of the Member of IL-1 Superfamily. Frontiers in Immunology. 2019;10:692. DOI: 10.3389/fimmu.2019.00692

20. Bajwa EK, Mebazaa A, Januzzi JL. ST2 in Pulmonary Disease. The American Journal of Cardiology. 2015;115(7):44B-47B. DOI: 10.1016/j.amjcard.2015.01.040

21. Васюк Ю.А., Копеева М.В., Корнеева О.Н. Рекомендации по количественной оценке структуры и функции камер сердца. Российский кардиологический журнал. 2012;17(3):1-28

22. Frantz RP, Farber HW, Badesch DB, Elliott CG, Frost AE, McGoon MD et al. Baseline and Serial Brain Natriuretic Peptide Level Predicts 5-Year Overall Survival in Patients With Pulmonary Arterial Hypertension. Chest. 2018;154(1):126–35. DOI: 10.1016/j.chest.2018.01.009

23. Avan A, Tavakoly Sany SB, Ghayour-Mobarhan M, Rahimi HR, Tajfard M, Ferns G. Serum C-reactive protein in the prediction of cardiovascular diseases: Overview of the latest clinical studies and public health practice. Journal of Cellular Physiology. 2018;233(11):8508–25. DOI: 10.1002/jcp.26791

24. Tugcu A, Guzel D, Yildirimturk O, Aytekin S. Evaluation of Right Ventricular Systolic and Diastolic Function in Patients with Newly Diagnosed Obstructive Sleep Apnea Syndrome without Hypertension. Cardiology. 2009;113(3):184–92. DOI: 10.1159/000193146

25. Kotsiou OS, Gourgoulianis KI, Zarogiannis SG. IL-33/ST2 Axis in Organ Fibrosis. Frontiers in Immunology. 2018;9:2432. DOI: 10.3389/fimmu.2018.02432

26. Ragusa R, Cabiati M, Guzzardi MA, D’Amico A, Giannessi D, Del Ry S et al. Effects of obesity on IL-33/ST2 system in heart, adipose tissue and liver: study in the experimental model of Zucker rats. Experimental and Molecular Pathology. 2017;102(2):354–9. DOI: 10.1016/j.yexmp.2017.03.002

27. Бродовская Т.О., Грищенко О.О., Гришина И.Ф., Перетолчина Т.Ф. Особенности ремоделирования сердца у пациентов с синдромом обструктивного апноэ сна и его коморбидной ассоциацией с ожирением в контексте концепции раннего старения. Российский кардиологический журнал. 2019;4:27-34. DOI: 10.15829/1560-4071-2019-4-27-34

28. Vianello E, Dozio E, Tacchini L, Frati L, Corsi Romanelli MM. ST2/IL-33 signaling in cardiac fibrosis. The International Journal of Biochemistry & Cell Biology. 2019;116:105619. DOI: 10.1016/j.biocel.2019.105619

29. Sharim J, Daniels LB. Soluble ST2 and Soluble Markers of Fibrosis: Emerging Roles for Prognosis and Guiding Therapy. Current Cardiology Reports. 2020;22(6):41. DOI: 10.1007/s11886-020-01288-z


Рецензия

Для цитирования:


Гракова Е.В., Яковлев А.В., Шилов С.Н., Березикова Е.Н., Копьева К.В., Яковлева Н.Ф., Огуркова О.Н., Тепляков А.Т. Сердечная недостаточность с сохраненной фракцией выброса левого желудочка у пациентов с синдромом обструктивного апноэ во сне: прогностическая ценность биомаркеров. Кардиология. 2021;61(11):77-88. https://doi.org/10.18087/cardio.2021.11.n1615

For citation:


Grakova E.V., Yakovlev A.V., Shilov S.N., Berezikova E.N., Kopeva K.V., Yakovleva N.F., Ogurkova O.N., Teplyakov A.T. Heart failure with preserved left ventricular ejection fraction in patients with obstructive sleep apnea syndrome: prognostic value of biomarkers. Kardiologiia. 2021;61(11):77-88. (In Russ.) https://doi.org/10.18087/cardio.2021.11.n1615

Просмотров: 727


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0022-9040 (Print)
ISSN 2412-5660 (Online)