Preview

Кардиология

Расширенный поиск

Журнал «Кардиология» выходит один раз в месяц.
Журнал цитируется и индексируется в международных базах данных: Web of Science, Medline и Scopus.
Журнал состоит в списке перечня изданий ВАК, рекомендованных для публикаций статей, содержащих материалы кандидатских и докторских диссертаций.

С начала своего основания журнал пользуется большим авторитетом, как у кардиологов, так и у врачей смежных специальностей. Высокий рейтинг издания обеспечивает строгий отбор публикуемых статей, которые рецензируют и редактируют лучшие специалисты в этой области. В состав редакционной коллегии входят известные кардиологи, в их числе десять действительных академиков Российской академии медицинских наук. В «Кардиологии» активно сотрудничают видные ученые России, ближнего и дальнего зарубежья, которые сформировали лицо журнала не только как научно-практического, но и академического издания. Имя автора, название его работы и резюме статьи, опубликованной в журнале «Кардиология», цитируются и индексируются в международных базах данных, что позволяет повышать показатель научной активности и популярности ученого в мировой медицине.

Журнал «Кардиология» получают по подписке специалисты не только России и ближнего зарубежья, но и стран дальнего зарубежья.

Текущий выпуск

Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Доступ платный или только для Подписчиков
Том 61, № 2 (2021)

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

4-14 117
Аннотация

Цель    Оценить клиническую картину и факторы, ассоциированные с неблагоприятными исходами у госпитализированных пациентов с COVID-19.

Материал и методы  В исследование включены все пациенты, госпитализированные в COVID-центр Национального медицинского исследовательского центра кардиологии Минздрава России с 1 по 31 мая 2020 г. Изучены клинико-демографические, лабораторные и инструментальные показатели, исходы и факторы, с ними ассоциированные, по данным одномерного и многомерного логистического регрессионного анализа.

Результаты   В исследование были включены 402 пациента в возрасте от 18 до 95 лет (средний возраст 62,9±14,6 года), из них 43,0 % пациентов старше 65 лет. Установлено частое сочетание COVID-19 c коморбидными хроническими заболеваниями: артериальная гипертония (74,4 %), ожирение (41,6 %), ишемическая болезнь сердца в анамнезе (12,9 %), фибрилляция предсердий (18,9 %), сахарный диабет (СД) 2‑го типа (13,0 %), онкологические заболевания (9,2 %). Курили 13,0 % пациентов, хронические болезни легких отмечались у менее 10,0 %. У 3,9 % пациентов установлено сочетание COVID-19 и острой коронарной патологии: 3,2 % (13) – острый инфаркт миокарда (ИМ) и 0,7 % (3) – нестабильная стенокардия. Из клинических проявлений COVID-19 чаще всего отмечались 4 симптома: кашель (81,1 %), слабость (80,3 %), одышка (71,6 %) и лихорадка (62,7 %). Чувство нехватки воздуха и боль / сдавление в грудной клетке имели 46,5 % пациентов, головную боль – 40,3 %, миалгии – 31,1 %, аносмию – 28,8 %, агевзию – 25,5 % больных. Насыщение артериальной крови кислородом (сатурация) было <93,0 % в 55,7 % случаев. По данным лабораторных исследований крови выявлены анемия (58,2 %), лимфопения (34,8 %), нейтропения (19,2 %), тромбоцитопения (11,9 %), повышение уровней высокочувствительного С-реактивного белка – вч-СРБ (87,3 %), интерлейкина-6 (89,3 %), ферритина (62,1 %) и D-димера (49,2 %). Потребность в различных режимах кислородной поддержки имелась у 56,2 % пациентов. В отделениях интенсивной терапии и реанимации находились 83 (20,6 %) больных, инвазивная искусственная вентиляция легких проводилась всего у 34 (8,5 %) больных. Госпитальная летальность составила 7,7 % (31 / 402). При одномерном регрессионном анализе установлены основные факторы, ассоциированные со смертью за период госпитализации: возраст >55 лет, оценка по шкале NEWS >4,0 балла, сатурация кислорода <92,0 %, уровень глюкозы >5,4 ммоль / л, вч-СРБ >25,7 мг / л и клиренс креатинина <72,0 мл / мин. Причем риск увеличивался по мере нарастания выраженности изменений каждого из факторов. По данным многомерного регрессионного анализа, тремя самыми значимыми предикторами наступления жесткой конечной точки – смерти от всех причин за период госпитализации – оказались более чем 5‑кратное повышение уровней аспартатаминотрансферазы и / или аланинаминотрансферазы в сравнении с нормой (относительный риск – ОР 16,8 при 95 % доверительном интервале (ДИ) 5,0–56,3; р<0,001), выраженные изменения в легких, соответствующие по данным компьютерной томографии (КТ) картине КТ-4 (ОР 13,4; 95 % ДИ 3,9–45,5; р<0,001) и ИМ / нестабильная стенокардия в период госпитализации (ОР 11,3; 95 % ДИ 1,4–90,6; р=0,023). Существенно повышали вероятность смерти также хроническая обструктивная болезнь легких, снижение функции почек (клиренс креатинина по Кокрофту–Голту <60,0 мл / мин), СД 2‑го типа, онкологические заболевания и деменция.

Заключение     Установлены факторы, ассоциированные с неблагоприятными исходами у госпитализированных пациентов с COVID-19, что позволит клиницистам заблаговременно определять пациентов с высоким риском развития осложнений, требующих повышенного внимания и проведения более активных диагностических и лечебных мероприятий на догоспитальном и госпитальном этапах.

15-27 89
Аннотация

Актуальность Течение новой коронавирусной инфекции (COVID-19) непредсказуемо и в ряде случаев проявляется нарастающим воспалением, вплоть до появления цитокинового шторма и необратимого прогрессирования острого респираторного синдрома, чреватого гибелью пациентов. Исходя из этого, серьезным и не до конца решенным вопросом остается необходимость упреждающей противовоспалительной терапии у больных с COVID-19 и вирусной пневмонией, у которых к 7–9‑му дню болезни сохраняются признаки воспаления: повышенный С-реактивный белок (СРБ) >60 мг / дл и, как минимум, два из четырех клинических признаков: лихорадка >37,5⁰C; не проходящий кашель; одышка c ЧДД >20 / мин и / или сниженная сатурация кислорода <94 % при дыхании атмосферным воздухом. Нами было запланировано и проспективное рандомизируемое исследование КОЛОРИТ (КОЛхицин прОтив Руксолитиниба И секукинумаба в оТкрытом проспективном рандомизируемом исследовании у пациентов с COVID-19 [КОЛОРИТ]). В настоящей работе мы представляем данные сравнения пациентов, получавших колхицин с теми, кто не получал специфической противовоспалительной терапии. Результаты сравнения колхицина, руксолитиниба и секукинумаба будут представлены позднее.
Цель Сравнение эффективности и безопасности применения колхицина по сравнению с ведением пациентов с COVID-19 без специфической противовоспалительной терапии.
Материал и методы Исходно в группу контроля предполагалось рандомизировать 20 человек, однако в дальнейшем в связи с опасностью резкого ухудшения состояния пациентов при отсутствии противовоспалительного лечения набор в группу контроля был прекращен после включения в нее 5 пациентов. Поэтому в группу контроля были добавлены 17 пациентов, не получавших противовоспалительной терапии, проходивших лечение в МНОЦ МГУ им. М. В. Ломоносова до начала исследования. Эффект оценивался через 12 дней после включения или при выписке если она произошла ранее 12‑го дня. Первичной конечной точкой исследования была динамика баллов по шкале ШОКС-КОВИД, включающей оценку клинического состояния, степень поражения легочной ткани по КТ, выраженность системного воспаления (динамика СРБ) и риск тромботических осложнений (D-димер) [1].
Результаты В группе лечения колхицином медиана баллов по ШОКС снизилась с 8 до 2 баллов (р=0,017), со средней до легкой степени. В группе контроля изменение баллов по ШОКС-КОВИД было минимальным, статистически не значимым. Лечение больных с COVID-19 колхицином сопровождалось быстрым снижением и нормализацией величины СРБ (с 99,4 до 4,2 мг / дл, р<0,001). В группе контроля снижение СРБ было умеренным, статистически не значимым, достигнутый к концу периода наблюдения уровень 22,8 мг / дл, по‑прежнему более чем в 4 раза превышал норму. Прирост отношения лимфоциты / СРБ, наиболее информативного критерия воспаления, в группе лечения колхицином составил 393 ед. против 54 ед. в группе контроля (р=0,003). После лечения в группе контроля этот показатель составил 60,8 ед., что ниже уровня в 100 ед., считающегося безопасным в плане прогрессирования системного воспаления. Различия с показателем 427 ед. в группе лечения колхицином были высоко значимыми (р=0,003). Выраженное и быстрое снижение факторов воспаления в группе лечения колхицином сопровождалось уменьшением потребности в кислородной поддержке с 14 (66,7 %) до 2 (9,5 %). В группе контроля без противовоспалительной терапии число больных, требовавших кислородной поддержки, не менялось и оставалось равным 50 %. Отмечалась тенденция к более коротким срокам госпитализации в группе специфической противовоспалительной терапии – 13 дней, по сравнению с группой контроля – 17,5 дней (р=0,079). Кроме того, в группе контроля умерли два пациента, в группе лечения колхицином таких случаев не было. В группе, принимавших колхицин, у одного пациента диагностировался тромбоз глубоких вен с повышением D-димера до 5,99 мкг / мл, который разрешился до выписки.
Выводы Колхицин в дозе 1 мг 1–3 дня с последующим лечением в дозе 0,5 мг / сут. в течение 14 дней эффективен в качестве упреждающей противовоспалительной терапии госпитализированных пациентов с COVID-19 и вирусной пневмонией. Ведение подобных пациентов без упреждающей противовоспалительной терапии, вероятнее всего, не обосновано и чревато ухудшением течения COVID-19. Хотя, учитывая небольшой размер исследования, полученные результаты должны трактоваться с осторожностью.

28-39 36
Аннотация

Актуальность Одним из наиболее широко обсуждаемых методов лечения больных с COVID-19, особенно в первые месяцы изучения инфекции, когда были пугающие цифры летальности и когда врачи готовы были хвататься за любую «соломинку», было применение противомалярийного препарата гидроксихлорохина (ГХХ). Первые небольшие и нерандомизированные исследования показали способность ГХХ и его комбинации с азитромицином ускорять элиминацию вируса и выводить пациентов из острой фазы болезни. Позднее крупные рандомизированные исследования не подтвердили этих надежд (RECOVERY, SOLIDARITY). В данной статье мы представляем результаты лечения пациентов нашей клиники получавших ГХХ в сравнение с другими вариантами терапии по типу случай-контроль.
Материал и методы В работу было включено 103 пациента (25 в группе лечения ГХХ и 78 в группе контроля) с подтвержденной COVID-19 (выявлена РНК вируса SARS-CoV-2 у 26 из 73 в группе контроля (35,6 %) и у 10 из 25 (40 %) в группе ГХХ) а у оставшихся – типичной картиной вирусной пневмонии на МСКТ). Тяжесть поражения легких ограничивалась I–II стадией, уровень СРБ не должен был превышать 60 мг / дл и сатурация кислорода на воздухе в пределах 92–98 %. Планировалось анализировать длительность лечения в стационаре, дни до нормализации температуры, баллы по оригинальной интегральной шкале ШОКС–КОВИД и изменения ее компонентов (С-реактивного белка (СРБ), D-димера и процента поражения легких по данным мультиспиральной компьютерной томографии [МСКТ]).
Результаты Анализ по группе в целом выявил статистически значимое увеличение сроков до нормализации температуры тела от 4 до 7 дней (на 3 дня, p<0,001), и длительности госпитализации с 9,4 до 11,8 дней (на 2,4 дня, р=0,002) при применении ГХХ в сравнении с контролем. Учитывая не полную сбалансированность групп, основной анализ включил 46 пациентов, уравненных методом propensity score matching. Тенденция к аналогичной динамике сохранялась. Лечение ГХХ замедляло время до нормализации температуры тела на 1,8 дня (р=0,074) и удлиняло время госпитализации на 2,1 дня (р=0,042). Снижение баллов по шкале ШОКС–КОВИД, было статистически значимым в обеих группах и различий между ними выявлено не было (дельта – 3,00 (2,90) в группе гидроксихлорохина и – 2,69 (1,55) в контроле, p=0,718). При этом в группе контроля уровень СРБ нормализовался (4,06 мг / дл), а при применении ГХХ снизился, но оставался выше нормы (6,21 мг / дл, р=0,05). Побочные эффекты, требующие отмены лечения, зарегистрированы у 3 больных в группе ГХХ и ни у одного пациента в группе контроля.
Заключение Мы не выявили положительных свойств ГХХ и его способности влиять на тяжесть течения COVID-19. Применение этого противомалярийного средства замедляет нормализацию воспалительного ответа организма и удлиняет время пребывания пациентов в стационаре. ГХХ не должен применяться в лечении COVID-19.

1
Аннотация

Цель. Изучить особенности динамики маркеров костного ремоделирования у пациентов с ИБС, ассоциированной с СД 2 типа и нарушениями углеводного обмена, до коронарного шунтирования, на раннем и позднем послеоперационных этапах.

Материал и методы. Включено 28 пациентов с диагнозом ИБС: стенокардия напряжения (II–III ФК). Выполнена оперативная коррекция патологии сердечно-сосудистой системы. Пациенты были разделены на две группы в зависимости от наличия (гр.1) и отсутствия (гр.2) нарушений углеводного обмена. Содержание остеокальцина (ОС), С-терминального телопептида коллагена I типа (CТТП), дезоксипиридинолина (ДПД) и костного изофермента щелочной фосфатазы (кЩФ) определяли методом иммуноферментного анализа при поступлении в стационар (Т1), на раннем (Т2) и отдаленном (Т3) послеоперационных этапах. На этапе Т3 после стернотомии проводилась остеосцинтиграфия грудины с радиофармпрепаратом (РФП).  

Результаты. В гр.1 содержание ОС и CТТП было снижено по сравнению с группой без метаболических нарушений (р<0,005) на этапах Т1 и Т2. Результаты исследования не выявили значимых межгрупповых отличий в содержании кЩФ и ДПД на протяжении всего исследования. Динамика уровня ОС, СТТП, ДПД имела некоторые межгрупповые особенности: в гр.1 увеличение содержания биомаркеров наблюдалось значительно позже – на этапе Т3 (р<0,005), а в гр.2 – к этапу Т2 после стернотомии. Результаты сцинтиграфии выявили значимые межгрупповые различия в показателях интенсивности накопления РФП тканями грудины.

Заключение. Выявленные межгрупповые особенности содержания изученных биомаркеров и различия интенсивности накопления РФП свидетельствуют о важности комплексного исследования динамики биохимических маркеров костного метаболизма и сцинтиграфии грудины для диагностики и оценки процессов репаративной регенерации грудины после стернотомии у пациентов с СД и нарушениями углеводного обмена.