2018

150 руб.

Эпикардиальный жир и фибрилляция предсердий: роль профиброгенных медиаторов

Голухова Е. З., Громова О. И., Булаева Н. И., Аракелян М. Г., Лифанова Л. С., Шляппо М. А., Александрова С. А., Макаренко В. Н.
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева» Минздрава России, Москва

Ключевые слова: эпикардиальный жир, фибрилляция предсердий, маркеры фиброза миокарда, магнитно-резонансная томография

DOI: 10.18087/cardio.2018.7.10145

Эпикардиальная жировая ткань (ЭЖТ) обладает доказанной паракринной функцией, которая может быть ассоциирована с воспалительными и фиброзными изменениями миокарда у пациентов с фибрилляцией предсердий (ФП) даже без структурных заболеваний сердца, хотя механизмы указанного феномена неясны. Цель исследования. Оценка взаимосвязи между клиническими данными, толщиной эпикардиального жира (ЭЖ) и фиброза левого предсердия (ЛП) по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ) и биохимическими маркерами фиброза и воспаления у пациентов с неклапанной ФП без сопутствующей ишемической болезни сердца (ИБС). Материалы и методы. В исследование были включены 39 пациентов с различными формами ФП без клапанной патологии и ИБС с нормальными или умеренно увеличенными размерами ЛП. Средний возраст 50,8±13,9 года; 19 (49 %) мужчин. Выделены группы с изолированной ФП – иФП (n=21), ФП с артериальной гипертензией – АГ (ФП+АГ; n=18). Кроме того, пациенты разделены на группу с нормальными размерами ЛП (<4,5 см) – n=29 и группу с умеренно увеличенным ЛП (≥ 4,5 см) – n=10. Всем пациентам выполняли эхокардиографию (ЭхоКГ) с тканевым допплеровским исследованием и МРТ сердца с отсроченным контрастированием с вычислением объема фиброза миокарда ЛП и толщины перивентрикулярного эпикардиального жира. Оценивали уровень матриксных металлопротеиназ (ММР-2, ММР-9), тканевого ингибитора матриксной металлопротеиназы-1 (ТIMP-1), трансформирующего фактора роста β1 (TGF-β1), растворимой молекулы межклеточной адгезии (sICAM). Результаты. Наиболее тесная корреляция между толщиной ЭЖТ и биомаркерами отмечалась с ММР-9 (τ=0,65; Т критический – Ткр 0,16), TIMP-1 (τ=0,71; Ткр 0,18) в группе иФП; и TGF-β1 (τ=0,22; Ткр 0,19) в общей группе. Процент фиброза миокарда ЛП по данным МРТ соотносился с уровнем TIMP-1 с наиболее сильной связью в группе иФП (τ=0,72; Ткр 0,21). Выявлена статистически значимая взаимосвязь между массой миокарда по данным МРТ и TGF-β1 у пациентов с ЛП <4,5 см (τ=0,92; Ткр 0,14) и у пациентов с ЛП ≥4,5 см (τ=0,81; Ткр 0,24), а также с sICAM в группе иФП (τ=0,82; Ткр 0,16). Выявлена корреляция между E / e' по данным ЭхоКГ и ММР-9, ТIMP-1 у пациентов с иФП (τ=0,65; Ткр=0,16 и τ=0,56; Ткр=0,21 соответственно), а с TGF-β1 максимально у пациентов с ЛП <4,5 см (τ=0,57; Ткр 0,14). Среди клинических факторов масса тела пациентов была слабо ассоциирована с толщиной ЭЖ (τ=0,33; Ткр=0,26). Выводы. Толщина ЭЖ и доля фиброза миокарда по данным МРТ достоверно связаны с маркерами фиброза миокарда (ММР-9, ТIMP-1, TGF-β1) у пациентов с ФП без сопутствующей сердечно-сосудистой патологии. Повышение уровня ММР-9 и ТIMP-1 в плазме крови связано с диастолической дисфункцией ЛЖ у пациентов с ФП, что можно рассматривать как первоначальные признаки кардиомиопатии предсердий даже у пациентов с неклапанной ФП без сопутствующей ИБС и нормальным или умеренно увеличенным ЛП.
  1. Fabritz L., Guasch E., Antoniades C. et al. Defining the major health modifiers causing atrial fibrillation: a roadmap to underpin personalized prevention and treatment. Nature Revi Cardiol 2016;13:230–237.
  2. Wong Ch., Ganesan A., Selvanaygam J. Epicardial fat and atrial fibrillation: current evidence, potential mechanisms, clinical implications and future directions. Eur Heart J 2016, doi:10.1093/eurheartj/ehw045.
  3. Wong C. X., Sullivan T., Sun M. T. et al. Obesity and the Risk of Incident, Post-Operative, and Post-Ablation Atrial Fibrillation: A Meta-Analysis of 626,603 Individuals in 51 Studies. JACC: clinical electrophysiology 2015;3:139–152.
  4. Lee J. J., Yin X., Hoffmann U. et al. Relation of pericardial fat, intrathoracic fat, and abdominal visceral fat with incident atrial fibrillation (from the Framingham Heart Study). Am J Cardiol 2016;118(10):1486–1492. http://dx.doi.org / 10.1016/j.amjcard.2016.08.011.
  5. Latchamsetty R., Morady F. Catheter Ablation of Atrial Fibrillation. Heart Failure Clinics 2016;12 (2):223–233.
  6. Goette A., Kalman J. M., Aguinaga L. et al. EHRA/HRS/APHRS/SOLAECE expert consensus on Atrial cardiomyopathies: definition, characterization, and clinical implication. Europace 2016. doi:10.1093/europace/euw161.
  7. Zholbaeva A. Z., Tabina A. E., Golukhova E. Z. Molecular mechanisms of atrial fibrillation: “ideal” marker searching. Kreativnaya kardiologiya 2015;2:40–53. Russian (Жолбаева А. З., Табина А. Е., Голухова Е. З. Молекулярные механизмы фибрилляции предсердий: в поиске «идеального» маркера. Креативная кардиология 2015;2:40–53).
  8. Haemers P., Hamdi H., Guedj K. Atrial fibrillation is associated with the fibrotic remodeling of adipose tissue in the subepicardium of human and sheep atria. Eur Heart J 2017;38:53–56.
  9. Venteclef N., Guglielmi V., Balse E. et al. Human epicardial adipose tissue induces fibrosis of the atrial myocardium through the secretion of adipo-fibrokines. Eur Heart J 2015;36 (13):795–805.
  10. Mookadam F., Goel R., Alharthi M. S. et al. Epicardial fat and its association with cardiovascular risk: a cross-sectional observational study. Heart Views 2010;11 (3):103–108.
  11. Wong C. X., Abed H. S., Molaee P. et al. Pericardial fat is associated with atrial fibrillation severity and ablation outcome. J Am Coll Cardiol 2011;57:1745–1751.
  12. Thanassoulis G., Massaro J. M., O’Donnell C. J. et al. Pericardial fat is associated with prevalent atrial fibrillation: the Framingham Heart study. Circ Arrhythm Electrophysiol 2010;3:345e350.
  13. Tereshenko L., Rizzi P., Newton N. et al. Infiltrated atrial fat characterizes underlying atrial fibrillation substrate in patients at risk as defined by ARIC atrial fibrillation risk score. Int J Cardiol 2014;172:196–201.
  14. Mukherjee R., Akar J. G., Wharton J. M. et al. Plasma profiles of matrix metalloproteinases and tissue inhibitors of the metalloproteinases predict recurrence of atrial fibrillation following cardioversion. J Cardiovasc Transl Res 2013;6 (4):528–535.
  15. Rosenberg M. A., Maziarz M., Tan A. Y. et al. Circulating fibrosis biomarkers and risk of atrial fibrillation: The Cardiovascular Health Study (CHS). Am Heart J 2014;167 (5):723–728.
  16. Boixel С., Fontaine V., Rucker-Martin C. et al. Fibrosis of the left atria during progression of heart failure is associated with increased matrix metalloproteinases in the rat J Am Coll Cardiol 2003;42:336–344.
Голухова Е. З., Громова О. И., Булаева Н. И., Аракелян М. Г., Лифанова Л. С., Шляппо М. А., Александрова С. А., Макаренко В. Н. Эпикардиальный жир и фибрилляция предсердий: роль профиброгенных медиаторов. Кардиология. 2018;58(7):59–65.

Для доступа к данному материалу пожалуйста авторизуйтесь или зарегистрируйтесь

Зарегистрируйтесь Авторизуйтесь
Ru En